ВСЕ НОВОСТИ:

Борис Кривчик: А НУЖЕН ЛИ КОЗЕ ХОТЬ КАКОЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ИНСТРУМЕНТ КРОМЕ БАЯНА?

Этим и подобными вопросами люди задавались давно уже, но ответа не находят. А все потому, что за тысячи лет так и не научились отличать полезное от ненужного и даже вредного.

 

К примеру, вот есть такой всемирный закон, гласящий, что «все, что ни происходит в природе, делается с минимальной затратой энергии», факт не раз проверенный. Звери этот закон не читали, но инстинктивно ему следуют строго, шагу лишнего не сделают, в гнезда несут только нужное и всегда наперед знают результат.


А люди об этом законе слыхали, но не следуют, забивают головы всякой маячней то с выборов, то с реформ, считая их опыт бесценным и способным компенсировать предыдущие обманутые надежды, а потом сидят и горько раздумывают, что делать с результатами—и применить негде, и выбросить жалко. Что делать, такова человеческая сущность. И даже Ной (по слухам современников совсем даже не глупый человек), получив сигнал от Бога, с перепугу сколотил ковчег и сунул туда каждой твари по паре (с запасом), не думая, а сгодятся ли они всему человечеству в будущем? Как показала действительность, уж лучше бы он туда сунул парочку динозавров, так сейчас мы могли ими хотя бы  любоваться не только на озере Лохнес и в музее, но и на пастбище.


Этим и подобными вопросами люди задавались давно уже, но ответа не находят. А все потому, что за тысячи лет так и не научились отличать полезное от ненужного и даже вредного. К примеру, вот есть такой всемирный закон, гласящий, что «все, что ни происходит в природе, делается с минимальной затратой энергии», факт не раз проверенный. Звери этот закон не читали, но инстинктивно ему следуют строго, шагу лишнего не сделают, в гнезда несут только нужное и всегда наперед знают результат.


А люди об этом законе слыхали, но не следуют, забивают головы всякой маячней то с выборов, то с реформ, считая их опыт бесценным и способным компенсировать предыдущие обманутые надежды, а потом сидят и горько раздумывают, что делать с результатами—и применить негде, и выбросить жалко. Что делать, такова человеческая сущность. И даже Ной (по слухам современников совсем даже не глупый человек), получив сигнал от Бога, с перепугу сколотил ковчег и сунул туда каждой твари по паре (с запасом), не думая, а сгодятся ли они всему человечеству в будущем? Как показала действительность, уж лучше бы он туда сунул парочку динозавров, так сейчас мы могли ими хотя бы  любоваться не только на озере Лохнес и в музее, но и на пастбище.   


Но то в древние времена было, сейчас нужность и ненужность людей и зверей проще определяют, натуральнее. К примеру, приезжает из недельной  командировки  директор одного НИИ (научно-исследовательский институт в простонародьи), видит—институт мусором завален, полы не мыты, лаборатории покрылись пылью и паутиной, сотрудники говорят, мол, уборщица куда-то задевалась. Велит директор институт обыскать тщательно, уборщицу не нашли, зато нашли двух тигров, сбежавших из цирка, их, само собой, скрутили и в клетке повезли в цирк. По дороге один тигр ругает другого:--Ну на кой хрен сдалась тебе эта уборщица?! Я вот на прошлой неделе пятерых кандидатов с доктором наук съел, так никто и внимания не обратил на пропажу, там таких—хоть пруд пруди, на всех хватит, делал бы как я, жили бы мы сейчас припеваючи!     Человек тем и отличается от животных, что те во всех действиях руководствуются инстинктами, а людям на роду написано по уму все делать, осознано и логично, без этого они не могут считаться человеками.


Скажем,      как-то наши командиры задались целью потрясти мир своими реформами и, прежде всего, медицинскими. Что делает нормальный человек в такой ситуации? Правильно, пораскинув мозгами (при их наличии), сразу же ставит задачу, т.е. уточняет, а что же даст реформа людям, что надо делать, чтобы было чего ожидать не зря, кем ее делать, кто откинет все ненужное и будет биться до конца, кем контролировать ход ее и кто и как ответит за результаты?   Так то ж для нормальных людей, и так понимающих, что без решения этих вопросов и смысла нет реформу начинать, но бандерлогам это не указ, они бессмыслено тягают Маугли по деревьям, не зная, что с ним делать, пока не заявится змей Каа (из НАБУ) для проведения с ними воспитательной работы.


А теперь заглянем  в медицинскую реформу. Любознательный судорожно листает ее программы, надеясь отыскать в них чего-то интересного для себя—профилактику детской онкологии и бесплатного ее лечения, удешевление лекарств и 100%-тный контроль их качества (по статистике чуть не половина больных умирает не от отсутствия лекарств, а от приема ненужных и некачественных), уверенное превышение рождаемости над смертностью, доступное медицинского обеспечение незащищенных категорий—стариков, отдавших жизни и силы на общество, и детей, которым еще предстоит это общство спасать от вырождения (потому как сейчас пока молодые матери раздумывают—рожать, или не рожать при таком свинском отношении к ним, старики вымирают строго по графику от такого же отношения), гарантированное обеспечение почечников и диабетиков всем необходимым, ликвидацию эпидемий кори и туберкулеза (ну, хотя бы укрепили специалистами, изолировали тот же тубдиспансер в центре города  да наполнили его если не лекарствами в положенную норму, то хотя бы его больных вдоволь накормили хлебом, а не наркотой) и т.п., короче, чего-то актуального. Ага, как же, разогнались!


У чиновников от медицины своих хлопот полон рот—усиленно передвигают столы и кресла туда-сюда, отыскивают новые должности и кабинеты и делят зарплаты между собой, так что тут не до больных. Но тогда это уже не реформа, а мышиная возня и не понятно, для кого она писана—для народа, или для чужого дяди? Если не для народа, то на кой хрен, извините, нужна народу реформа, а заодно и ее создатели и внедрители?! А мнение народа на этот счет показал опрос, на вопросы типа—куда звонить, если поплохеет и т.п., 95% отговорились незнанием, а 100% уверены, что ничего путного от реформы не ждут. Парочка оптимистов обещали отследить заявление Горяной, что как только утвердят тарифы на медуслуги (от анализов до взмаха скальпелем), все с реформой «устаканится», и вместо чахлых больных улицы Никополя бесплатно заплнят толпы здоровяков с румянцем во всю щеку. Правда, сёл реформа не коснулась, У.Супрун забыла, что и там люди страдают и рожают.    


Первыми угрозу от реформы почуяли сами медики, и началась у них движуха, и все навылет, взять хотя бы потери города среди хирургов. За короткий период  двое ушли в районку, двое—в «Импульс» (один—высшей категории, другой—редкой, челюстно-лицевой хирург), один в Покров уехал, один ушел в медсанчасть НЗФ, Думин (травматолог от Бога) ушел по собственному желанию, а тут еще умер кандидат наук Полюдов (говорят, лечили плохо), в сумме—8 хирургов, не считая анестизиологов, урологов и прочих узких специалистов, и это уже тревожный симптом. Представляете, сколько бы жизней могли они спасти ургентным никопольчанам?! А вот чинуши и представлять не хотят, у них другие интересы. Нет чтобы зубами держаться за кадры, хотя бы добиваясь для них приличных окладов, как поступают мудрые руководители! Для сравнения, на НЗФ плавильщик получает 20тыс., а городской врач—3-4тыс., потребности у них одинаковые, хотя врач еще может так-сяк поработать плавильщиком, а вот плавильщик хирургом—никак. Чтобы скрыть  утечку кадров, чинуши от медицины подменяют медицинские правила и нормы бредовыми фальшивками при полном одобрямсе завгорздрава А.Сукача и их куратора О.Коник.


Скажем, по медицинской норме за столом в операционной должны быть 2 хирурга (вдруг одному станет плохо) и дежурный хирург на стреме. Теперь же  за столом стоит один хирург, а один дома (!) дежурит, днем не спит, ночью не ест, ждет, когда позовут. Главврач Е.Соломаха утверждает, что новшество «на качество работы никак не влияет». Гениально! И как за 100 лет до этого никто не додумался? А за этим всплывает картина маслом—человека разрезали, оказалось, что нужен второй хирург, звонят дежурному хирургу на дом, приезжай, мол. А у того понос. Посылают срочно машину за ним, полчаса ждут, когда понос пройдет, на обратном пути машина попадает в яму на нашем асфальте, еще пару часов на замену колес, а пока основной хирург временно зашивает болящего, чтобы тот не простыл. А как быть, если этот «опыт» перенесут на поле боя в АТО?


Или удивляет правило, что «скорую» разрешено вызывать лишь тогда, когда больной находится «на грани жизни и смерти». Но искать эту грань врача «скорой» не посылают, тот по телефону рекомендует, мол, раз живот болит, ведите к семейному врачу. И только потом паталогоанатом заключает, что у больного лопнула дивертикула, и он от перитонита умер. И никто не ответил, ведь все по инструкции реформы. А правило, что «Водители «скорой», которые становятся экстренными медтехниками, помимо заботы об автомобиле, будут помогать реанимировать пациентов», рисует картинку, как водила, полдня крутивший гайки, меняя колеса, вечером помогает хирургу монтировкой делать кесарево сечение. Тупее трудно придумать! И тупость в реформу проникла из-за нарушения 2-х основных принципов. Во-первых, нельзя забывать о правиле, которое подметил Лафонтен (в переводе Крылова): «Беда, коль сапоги начнет тачать пирожник, а булки испекать сапожник». Т.е. если  реформа медицинская, то и командовать ею должны  исключительно медики уровня Амосова и Илизарова, ну, хотя бы Ольга Богомолец и Валерий Ивасюк, но только не недоучка Ульяна Супрун.


А у нас на местах кто реформой заправляет? О.Коник и А.Сукач, (как же, любимые ученики Парацельса и Гиппократа!). Во-вторых, мы и не заметили, как с помощью подобных реформ нам подменили интересы—с гуманитарных государственных  на денежно-товарные. Для простоты, когда аптеки были государственными, аспирин и кодеин были лекарствами. А когда попали в руки торгашей, те же стрептоцид и наркосодержащие стали товаром, а в торговой среде совсем другие правила и цели—не гумманизм, а нажива, и мы уже стали не пациентами, а покупателями товара, фармацевты—продавцами, а чиновники типа О.Коник и А.Сукач—товароведами, которые ищут коз и вручают им баяны, чтоб не гавкали на серую действительность. Есть такой прием—чтобы узнать, чего стоит человек или должность, достаточно мысленно вычеркнуть его (ее) из действительности.


Если вы после этого почувствуете, что чего-то недостает, значит, человек (должность) играют какую-то роль в жизни, а если не почувствуете ничего, то и жалеть нечего. Интересно, если сократить должности «товароведов», заметит ли кто это? А ведь они из сословия, которое хоть на реформы не влияет, но командует, в народе о таких сложилось мнение, что кто знает, тот учит, кто умеет, тот делает, а кто не знает и не умеет, тот руководит. Непонимание всего процесса и его последствий всегда заводит в тупик.  У норвежцев есть пословица «Кораблю, который не знает, куда он плывет, нет попутного ветра».


Точно, без  этого  корабль реформ рискует болтаться «без руля и без ветрил», пока его не разграбят пираты под лихую песню «И по камешку, по кирпичику растаскали кирпичный завод». Увы, это мы уже здесь проходили.

Борис Кривчик


Больше комментариев на страницах газеты "ГОРОД Никополь" в соцсетях:

 facebooktelegram,  twitter,Google +, и видео на нашем канале: Канал на youtube


 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.